Запись на консультацию
График работы:
Пн-Пт с 9:00 до 18:00

Когда главного бухгалтера можно привлечь к субсидиарной ответственности

Когда главного бухгалтера можно привлечь к субсидиарной ответственности

Основания субсидиарной ответственности главного бухгалтера

2719598880

По общему правилу к субсидиарной ответственности можно привлечь лишь контролирующих должника лиц по следующим трем основаниям: если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица (ст. 61.11 Закона о банкротстве); неподача заявления о признании должника банкротом (ст. 61.12 Закона о банкротстве); непередача документов конкурсному управляющему (ст. 61.11 Закона о банкротстве).

По общему правилу сам по себе статус главного бухгалтера не означает, что он является контролирующим должника лицом (далее - КДЛ). Например, генеральный директор является КДЛ в силу своей должности, а для того, чтобы признать главного бухгалтера таковым, необходимо представить ясные и убедительные доказательства наличия признаков КДЛ.

Если же главный бухгалтер не является КДЛ, то привлечь его к субсидиарной ответственности возможно лишь за действия, которые фактически содействовали КДЛ, например, директору в причинении вреда кредитору. Здесь главный бухгалтер может быть привлечен к субсидиарке в силу того, что при исполнении своих обязанностей он вопреки ФЗ "О бухгалтерском учете" помогал в сокрытии документов, искажении документации и т.п.

Так,  в п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017  N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», лица, не признанные контролирующими должника, на которых возложена обязанность по ведению и хранению соответствующей документации (например, главный бухгалтер), несут солидарно с бывшим руководителем субсидиарную ответственность за доведение до банкротства как соучастники, если будет доказано, что они по указанию бывшего руководителя или совместно с ним совершили действия, приведшие к уничтожению документации, ее сокрытию или к искажению содержащихся в ней сведений.

Приведу примеры из судебной практики.

Постановление АС МО от 23.09.2021 по делу А40-128249/2017

 

Отказывая в удовлетворении требований к указанному ответчику, суды, оценив приказ от 02.07.2012 о приеме на работу, сведения об операции на счете должника (копию денежного чека от 25.09.2015, содержащего подпись Кондрашиной О.Н.), а также копию карточки с образцами подписей и оттиском печати, исходили из того, что данные доказательства не свидетельствуют о наличии у ответчика каких-либо полномочий, которые позволяли бы ей участвовать в процесс управления должником либо давать обязательные для исполнения указания, а также оказывать влияние на принятие участником (руководителем) должника решений.

Лица, не признанные контролирующими должника, на которых возложена обязанность по ведению и хранению соответствующей документации (например, главный бухгалтер), несут солидарно с бывшим руководителем субсидиарную ответственность за доведение до банкротства как соучастники (пункт 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53).

Вместе с тем, довод о том, что Кондрашина О.Н. признается соучастником неправомерных действий, приведших к утрате и искажению документов бухгалтерского учета и в конечном итоге банкротству должника, отклонен, ввиду отсутствия доказательств того, что она являлась ответственным лицом за сохранность документами и материальных ценностей должника, а равно ею была искажена бухгалтерская отчетность, и в результате ее действий Общество доведено до банкротства.

К тому же, согласно п. п. 11.3 и 11.6 Устава должника, общество хранит свои документы по месту нахождения исполнительного органа и генеральный директор Общества несет ответственность за соблюдения порядка ведения, достоверность учета и отчетности.

При таких обстоятельствах, для привлечения Кондрашиной О.Н. к субсидиарной ответственности по заявленному управляющим основанию, суды не усмотрели.

По смыслу подпунктов 2 и 4 пункта 2, пунктов 4 и 6 статьи 61.11 Закона о банкротстве лица, не признанные контролирующими должника, на которых возложена обязанность по ведению и хранению соответствующей документации (например, главный бухгалтер), несут солидарно с бывшим руководителем субсидиарную ответственность за доведение до банкротства как соучастники, если будет доказано, что они по указанию бывшего руководителя или совместно с ним совершили действия, приведшие к уничтожению документации, ее сокрытию или к искажению содержащихся в ней сведений.

Однако подобных обстоятельств в отношении Кондрашиной О.Н., исполняющей обязанности главного бухгалтера должника в период с 02.07.2012 до 14.06.2016, судами не установлено.

 

Таким образом, сам по себе статус главного бухгалтера не является основанием для отнесения его к контролирующим должника лицам, за исключением случаев, когда доказано, что он является таковым. В таком случае главного бухгалтера можно привлечь к субсидиарной ответственности лишь за определенные действия, которые описаны в Законе о банкротстве, а именно соучастие в уничтожении, сокрытии или искажению документации.

Как правило, конечно же, главный бухгалтер не имеет права давать обязательные для должника указания, т.е. контролировать его. Приведу типичный пример из судебных споров о субсидиарной ответственности главного бухгалтера.

Так, при рассмотрении дела  А56-34229/2020 суд первой инстанции, с которым согласился суд апелляционной инстанции, пришел к выводу о том, что главный бухгалтер не являлась контролирующим должника лицом, поскольку трудовой договор с ней и должностная инструкция не предоставляют полномочий давать должнику обязательные для исполнения указания, определять действия должника, заключать от его имени либо одобрять сделки.

Иначе говоря, для признания главного бухгалтера контролирующим должника лицом, необходимо установить, что он, например, мог давать указания по заключению сделок, либо одобрять их и т.п.

Осуществление фактического контроля над должником возможно вне зависимости от наличия (отсутствия) формально-юридических признаков аффилированности (через родство или свойство с лицами, входящими в состав органов должника, прямое или опосредованное участие в капитале либо в управлении и т.п.). Суд устанавливает степень вовлеченности лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности, в процесс управления должником, проверяя, насколько значительным было его влияние на принятие существенных деловых решений относительно деятельности должника.

Если сделки, изменившие экономическую и (или) юридическую судьбу должника, заключены под влиянием лица, определившего существенные условия этих сделок, такое лицо подлежит признанию контролирующим должника.

Поэтому для признания главного бухгалтера КДЛ необходимо устанавливать, что он осуществлял фактический контроль, но такое происходит крайне редко.

В данном случае представляет интерес дело А50-28733/2016, в рамках которого пытались привлечь к субсидиарной ответственности главного бухгалтера, которая являлась супругой директора. Кроме того, с ней от имени юридического лица была совершена сделка по выводу активов, правда, эта сделка не была признана причиной банкротства.

17 Арбитражный апелляционный суд в постановлении от 02.09.2021, отказывая в удовлетворении апелляционной жалобы конкурсного управляющего указал на следующее:

Само по себе обстоятельство, что в пользу Зайцевой М.В. было выведено 6 150 000 руб. не свидетельствует о том, что она является контролирующим должника лицом и должна быть привлечена к субсидиарной ответственности по рассматриваемому основанию.

Как верно отмечено судом первой инстанции, осведомленность Зайцевой М.В. о совершении руководителем должника противоправных действий также не является основанием для ее привлечения к субсидиарной ответственности, в противном бы случае к субсидиарной ответственности привлекались все лица (в т.ч. работники должника), которые были осведомлены о действиях руководителя.

Достаточных доказательств того, что Зайцева М.В.  обладала властно-распорядительными полномочиями в отношении денежных средств, товарно-материальных ценностей,  могла прямо или косвенно влиять и определять решения руководства общества, давать обязательные для исполнения указания или иным образом определять действия должника в материалы дела не представлено, как и не представлено доказательств того, что в пользу нее совершались и иные перечисления или вывод имущества должника (ст. 65 АПК РФ).

При таких обстоятельствах, сделать вывод о том, что Зайцева М.В.  являлась контролирующим должника лицом, виновным в банкротстве должника, не возможно.

В то же время есть случаи, когда  устанавливают, что главный бухгалтер являлся КДЛ. Так в деле А65-2654/2020 было установлено, что главному бухгалтеру была выдана доверенность на заключение сделок от имени должника, а также что он осуществлял фактическое руководство организацией, что привело к привлечению его к субсидиарной ответственности.

Поэтому, если Вы главный бухгалтер и не являетесь фактическим КДЛ, то Вас можно привлечь к субсидиарной ответственности лишь за сокрытие, искажение или уничтожение документации должника.

При этом имеет значение именно умышленные действия главного бухгалтера. Так, 12 Арбитражный апелляционный суд в деле №А12-32003/2015 исходил из того, что для привлечения к субсидиарной ответственности имеет значение искажение сведений и счел, что заявителем не было доказано, что главным бухгалтером была искажена и (или) отсутствует информация в бухгалтерской документации, совершены действия, заведомо влекущие причинение организации ущерба, существенно ухудшившего его финансовое положение, и последующее банкротство должника.

Соответственно, случаи привлечения главного бухгалтера к субсидиарной ответственности хотя и имеются, но довольно редки.

Читайте мою публикацию по данной теме также по следующей ссылке

Субсидиарная ответственность главного бухгалтера в судебной практике.

XXL

 

Адвокат Станислав Изосимов

Санкт-Петербург, Лиговский пр. д. 21 (БЦ "Сенатор") оф. 106

Моя почта advokat.izosimov@gmail.com

Мои телефоны 8-921-302-09-56; 8-911-946-00-86

 

Теги адвокат по субсидиарной ответственности
Адрес:
191036, Россия, Санкт-Петербург, Невский проспект, д. 118, офисный цент гостиницы "Октябрьская", офис 5134
Заказать звонок