Запись на консультацию
График работы:
Пн-Пт с 9:00 до 18:00

Жалоба на действия конкурсного управляющего

Жалоба на действия конкурсного управляющего

Когда действия конкурсного управляющего незаконны?

 

Скажу, что убедился на своем опыте, как может конкурсный или финансовый управляющий просто загубить возможность взыскания с должника какой-либо суммы. Например, КУ или ФУ, зная о наличии признаков недействительности сделок, совершенных должником, намеренно или по небрежности не предъявляют заявлений об их оспаривании и пропускают сроки исковой давности. Если Вы кредитор. то не стоит расслабляться и уповать на добросовестность КУ или ФУ, ожидая, что Вам принесут деньги на блюде с голубой каемочкой. Всегда надо держать руку на пульсе и  занимать активную позицию, конечно, если вы хотите что-то получить с должника. 

Что же могут сделать кредиторы, если КУ или ФУ нерадивый или ангажированный? Одним из правовых средств защиты от таких деятелей является обжалование действий или бездействия КУ или ФУ.

Как же определить, имеются ли в поведении КУ или ФУ нарушения?

На самом деле все довольно просто, так как в ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" определяются различные обязанности данных лиц, а также сроки их выполнения. Но даже, если сроки не установлены, то следует исходить из того, как должен действовать разумный управляющий для достижения цели максимального удовлетворения требований кредиторов.

Какие стандарты поведения разумного конкурсного управляющего применяются в судебной практике?

 

Верховный суд РФ указал, когда жалоба на действия конкурсного управляющего подлежит удовлетворению

20 августа 2020 года СКЭС ВС РФ рассмотрела кассационную жалобу конкурсных кредиторов и отменила судебные акты нижестоящих судов. В Определении СКЭС ВС РФ № 305-ЭС19-17553 от 20.08.2020 в частности содержатся следующие правовые позиции относительно оценки законности действий конкурсного управляющего.

Касательно длительного неистребования документов у руководителя должника ВС РФ указал:

В сложившейся ситуации любой разумный управляющий не мог бездействовать, полагаясь на обещания последнего бывшего генерального директора исполнить обязанность по передаче документации после истечения отведенного законом срока, поскольку длительное нахождение документов вне сферы контроля управляющего могло привести к их искажению, частичному изъятию, что является препятствием для создания достоверного представления об имущественном положении должника.

Задача управляющего состоит в том, чтобы принять реальные меры к розыску и истребованию документов, проведению на их основе инвентаризации (выявления фактического наличия имущества, числящегося за должником по данным бухгалтерского учета), обеспечению сохранности обнаруженного имущества, предъявлению на основании полученных документов требований имущественного характера к дебиторам и т.д. (пункт 2 статьи 129 Закона о банкротстве).

Суды не установили, какие конкретные действия, направленные на получение документов, совершал управляющий после истечения трехдневного срока, предусмотренного абзацем вторым пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве.

 

Касательно своевременности взыскания дебиторской задолженности и непринятия мер по оспариванию сделки согласия на перевод долга ВС РФ указал:

Закон о банкротстве возлагает на конкурсного управляющего обязанность по предъявлению к третьим лицам, имеющим задолженность перед должником, требований о ее взыскании (абзац восьмой пункта 2 статьи 129). В ситуации, когда большая часть дебиторской задолженности приходится на несколько организаций, разумный и добросовестный управляющий в первую очередь должен рассмотреть вопрос о возможности пополнения конкурсной массы за счет истребования долга с этих организаций. 

Как разъяснено в пунктах 3, 12 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», неразумность действий (бездействия) конкурсного управляющего считается доказанной, в частности, когда управляющий принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации; до принятия решения не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах.

Получив сведения о том, что лицо, исполнявшее лишь несколько месяцев полномочия генерального директора должника, в преддверии банкротства последнего дало согласие на перевод долга в сумме свыше 1,8 млрд. рублей на компании, находящиеся в иностранной юрисдикции (Белиз), существенно осложняющий предъявление к ним требований, любой независимый арбитражный управляющий проанализировал бы согласия на перевод долга на предмет их действительности, выяснил истинные цели перевода долга, возможность фактического получения исполнения с иностранных компаний, а затем принял бы одно из двух решений: о целесообразности оспаривания согласий на перевод долга и взыскания задолженности с первоначальных должников или о взыскании задолженности с новых должников. При этом разумный управляющий учел бы нахождение первоначальных должников в стадии ликвидации и предпринял бы меры к недопущению таковой, имея ввиду правила пункта 5 статьи 20 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ  «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее – Закон о регистрации), запрещающие осуществлять государственную регистрацию ликвидации юридического лица при поступлении судебного акта о принятии к производству иска, предъявленного к ликвидируемому лицу. 

 

Касательно вопроса уклонения КУ от подачи возражений и жалоб,  признании обоснованными ряда требований, ВС РФ указал:

Арбитражный управляющий является субъектом профессиональной деятельности и осуществляет такую деятельность, регулируемую названным Законом, занимаясь частной практикой. Конкурсный управляющий выполняет полномочия руководителя и иных органов управления должника. При исполнении этих полномочий он обязан, в частности, анализировать финансовое состояние должника и результаты его финансовой, хозяйственной и инвестиционной деятельности, заявлять возражения относительно требований кредиторов, предъявленных к должнику (абзац второй пункта 1 статьи 20, абзац третий пункта 2 статьи 20.3, пункт 1 статьи 129, абзац девятый пункта 2 статьи 129 Закона о банкротстве).

Исходя из приведенных норм и положений части 1 статьи 131 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, конкурсный управляющий должен оценивать все предъявленные к должнику требования на предмет их действительности, проверять наличие задолженности и ее размер, а затем по результатам оценки представлять суду мотивированные суждения относительно заявленных кредиторами требований в виде отзыва, содержащего профессиональное мнение управляющего по доводам, касающимся существа заявленных требований, с приложением к нему документов, подтверждающих позицию управляющего (пункт 3 части 5 статьи 131, часть 7 статьи 131 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Вознаграждение, предусмотренное статьей 20.6 Закона о банкротстве, управляющий получает, в том числе за осуществление такого рода деятельности.

Прежде всего арбитражный управляющий как профессиональный участник антикризисных отношений, которому доверено текущее руководство процедурой банкротства, а не кредиторы должника, планирует и реализует меры, направленные на воспрепятствование включению в реестр необоснованных требований (в частности, с использованием механизмов подготовки отзыва, обжалования судебных актов).

Суды не учли, что законодательство о банкротстве, определяя круг обязанностей конкурсного управляющего, не допускает возможность принятия им произвольных и немотивированных управленческих решений по требованиям кредиторов. Независимый характер деятельности арбитражного управляющего (абзац второй пункта 2 статьи 20.2 Закона о банкротстве) не предполагает наличие у него самостоятельного интереса в исходе дела о банкротстве. Управляющий действует в интересах гражданского правового сообщества, объединяющего кредиторов, и должника. Поэтому в подготавливаемых процессуальных документах он не вправе отражать личную позицию о законности требования того или иного кредитора, не имеющую под собой разумного обоснования. Равным образом управляющий не может отказаться от представления мотивированного отзыва – от оценки требования кредитора. При ином подходе (сообщение суду явно недостоверных сведений управляющим, умолчание о существенных обстоятельствах), помимо прочего, возрастает вероятность судебных ошибок, подлежащих исправлению вышестоящими судами. 

 

Касательно вопроса необращения в арбитражный суд с заявлением о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности ВС РФ указал: 

... конкурсный управляющий как профессиональный участник отношений в сфере несостоятельности (банкротства) должен принимать все доступные ему в соответствии с законом меры для пополнения конкурсной массы и максимального удовлетворения требований кредиторов. Согласно пункту 5 статьи 129 Закона о банкротстве при наличии оснований, установленных законом, конкурсный управляющий предъявляет требования к третьим лицам, которые несут субсидиарную ответственность по обязательствам должника.

С учетом того, что процедура банкротства в отношении должника инициирована обществом «САНОЙЛ», фиктивные требования которого признавались должником, а также того, что должник осуществлял значительные вложения в связанные с ним общества «Техно-Парк», «ТехноКомплекс», «Техно-Инвест» и «АН-Билдинг», которые перевели долг на иностранные компании и ликвидировались, у конкурсного управляющего должны были возникнуть обоснованные сомнения в добросовестности и разумности действий бенефициаров должника и он обязан был проанализировать наличие оснований для их привлечения к субсидиарной ответственности.  

Такую работу конкурсный управляющий не провел

 

Из данного определения мы видим логику, лежащую в позиции ВС РФ, которую, естественно, можно творчески применять на практике. Задача юриста или адвоката в сфере банкротства состоит не столько в бессмысленном цитировании, к месту или, как иногда бывает, вообще не к месту, определений СКЭС ВС РФ, а в их осмыслении, понимании развития банкротного права и приложении этой логики развития к конкретным спорам. Изучение определений СКЭС ВС РФ, которые являются своего рода базисом банкротного права, ценно только тогда, когда позиции ВС РФ органично встроены в процессуальные документы: заявления, отзывы, апелляционные и кассационные жалобы.

Вышеприведенное определение, само собой разумеется, будет хорошим подспорьем для борьбы с нерадивыми и продажными конкурсными управляющими.

 

Адвокат Станислав Изосимов: сопровождение обособленных споров, защита от субсидиарной ответственности, защита от оспаривания сделок.

Мои публикации по теме банкротства можно найти на портале Праворуб и Закон.

 

 

 

Теги жалоба на конкурсного управляющего
Адрес:
191036, Россия, Санкт-Петербург, Невский проспект, д. 118, офисный цент гостиницы "Октябрьская", офис 5133
Заказать звонок